Функциональный круг печень — жёлчный пузырь

Печень и жёлчный пузырь входят в один функциональный круг. Почему так важна чёткая бесперебойная работа этих органов?

Функциональный круг

Это понятие принято использовать в восточной и рефлекторной медицине. Функциональный круг включает в себя самые различные органы, структуры и ткани организма, отличающиеся на первый взгляд друг от друга по своему строению и выполняемым функциям, но находящиеся между собой в постоянной взаимосвязи, обеспечивая тем самым постоянный обмен рефлекторной информацией о собственном состоянии и о процессах, происходящих в пределах границ единого функционального круга в норме и при патологии.

Вадим РеваБольшое место в функциональном круге отводится и психическому состоянию человека со склонностью к выраженности определённых эмоций при различных нарушениях внутреннего порядка. А объективной предпосылкой таких внутренних взаимосвязей является развитие человеческого организма на стадии его зародышевого формирования. Все органы, ткани и структуры, происходящие из одного зародышевого листка, будут иметь в сформировавшемся организме свою специфическую характеристику, определяющую дальнейшее строение и функции данных образований и объединённые родством своего единого происхождения.

Следующей ступенью рефлекторного взаимодействия является взаимосвязь отдельных функциональных кругов между собой, что в конечном итоге и создаёт одно целое — НАШ ОРГАНИЗМ.

Печень—жёлчный пузырь

Уже несколько тысяч лет назад врачи древнего Китая, не имея медицинских знаний, накопленных до сегодняшнего дня последующими поколениями врачей всего мира, наблюдательностью и аргументированными умозаключениями, правда, свойственными представлениями того далёкого времени, определили печень и жёлчный пузырь в один функциональный круг, правильно утверждая, что чёткая бесперебойная работа этих органов возможна только при безупречном функционировании каждого из них в отдельности.

Логическим следствием такого утверждения является понимание того, что нарушение функциональных возможностей одного органа непременно скажется на ослаблении его органа-партнёра по функциональному кругу.

От чего же может произойти первичный сбой в нормальном функционировании печени и жёлчного пузыря?

Такие важные факторы внешнего негативного воздействия, как вирусные и бактериальные инфекции, профессиональный контакт с токсическими веществами и прочими неблагоприятными условиями, безусловно влияют на развитие функциональной слабости и последующих заболеваний этих органов. Но в количественном отношении эта группа не является доминирующей. Больше патологических изменений наблюдается при определённых привычках в питании и напитках.

Однако наибольшей является группа пациентов, где долгое время практически наблюдается бессимптомное течение первичной функциональной слабости от стадии предвестников до развития определённых жалоб и соответствующих им органических изменений. И происходит это на уровне нарушения нервной регуляции процессов жизнедеятельности внутренних органов, берущей своё начало от патологических изменений на позвоночнике.

В соответствующих главах моей электронной книги я предоставил подробное объяснение развития этих процессов. Поэтому имеет смысл освежить в памяти эту основополагающую информацию. Интересным является также следующее наблюдение. В обследовании немецких учёных (Lankisch et al., 1997), проводивших изучение динамики развития заболеваний поджелудочной железы от стадии минимальных проявлений до сформировавшейся патологии, соответствующей одному из диагнозов, было установлено, что период времени такого развития имеет в среднем длительность 62 (!!!) месяца.

Т. е. на протяжении ПЯТИ ЛЕТ незначительный пищеварительный дискомфорт вследствие отсутствия однозначных диагностических подтверждений со стороны принятых на сегодня лабораторно-инструментальных методов, не трактуется, как начальные проявления развивающейся функциональной слабости поджелудочной железы и возможного последующего её заболевания.

И таким образом теряется драгоценное для пациента время, когда на функциональные, т. е. ещё обратимые изменения, можно было бы повлиять своевременной лечебной коррекцией.

Вполне возможно предположить, что от стадии появления малобеспокоящих и поэтому легко игнорируемых жалоб и первичных функциональных изменений в других внутренних органах, в том числе и в функциональном круге печени—жёлчного пузыря, до развития сформировавшихся необратимых патологических изменений, проходит примерно такое же время, после чего беспокоящие жалобы уже имеют более выраженный характер и им соответствуют лабораторно-диагностические подтверждения, позволяющие констатировать развитие заболевания одного из внутренних органов.

Поэтому для контроля состояния функциональных возможностей печени и жёлчного пузыря важным является внимательное отношение к таким «безобидным» на первый взгляд симптомам, как склонность к вздутию живота после приёма в пищу определённых продуктов, чувство давления в области эпигастрия, особенно после еды, сопровождающееся регургитацией желудочного содержимого в пищевод с явлениями изжоги и неустойчивость стула.

Традиционно всем известные «тяжесть в правом подреберье и горечь во рту по утрам» говорят о достаточном развитии патологического процесса, что метким народным языком определяется, как «поздно пить боржоми...». Поэтому относиться к дискомфорту после еды следует намного раньше.

Одной из главных функций печени является выработка жёлчи, активирующей весь процесс переваривания пищи. Если на этапе её продукции, депонирования в жёлчном пузыре или последующей транспортировки в двенадцатиперстную кишку возникают сбои, то это приведёт к появлению упомянутых выше симптомов. Поэтому игнорировать их не стоит.

Особенное значение для контроля за состоянием функционального круга печени—жёлчного пузыря имеет пальпация позвоночника.

Следующая важная функция печени заключается в её функционировании подобно фильтру, удаляющему из крови вредные для организма вещества. Всё, что попадает в кровь человека парентеральным путём, т. е. через ротовую полость, проходит этот защитный барьер. В этой связи будет уместным сделать следующее отступление.

Почему при длительных болях не всегда удаётся взять под контроль имеющиеся жалобы, например, приёмом травяных отваров, лекарственных препаратов или БАДов? Действующее вещество, пройдя путь усвояемости через ЖКТ, подвергается фильтрации в печени и частично инактивируется. Оставшееся вещество разносится кровотоком по всему организму, или лучше сказать — куда надо и куда не надо. В итоге в области целевого назначения оказывается недостаточная концентрация лечебного вещества, что сказывается на недостаточной выраженности терапевтического эффекта.

Какое логическое решение вопроса напрашивается? — Правильно, изначальное увеличение принимаемой дозы действующего вещества. Правда, очень часто за счёт усиления токсического воздействия и возможных побочных эффектов. Кстати, именно на этом уровне отчётливо просматривается разделительная линия между лечением медикаментозным и рефлекторным.

В первом случае один лечебный эффект часто достигается за счёт нескольких нежелательных. А при рефлекторном воздействии в ответ на нанесённое лечебное раздражение возникают оздоравливающие рефлексы, распространяющие свои стимулирующие импульсы на саморегуляторные механизмы сначала в границах своего функционального круга, а затем и за его пределами.

Попытки создать повышенную концентрацию лекарственного препарата в области боли привели к появлению инъекционной терапии. Уровень её терапевтических возможностей значительно выше. Одной из её форм является нейротерапия, использующая введение в болевые места локальных анестетиков.

Вам может оказаться полезной наша рекомендация: Неочевидные причины сбоев пищеварительной системы. Видео-лекция Светланы Аристовой. Бесплатно.

Интересен следующий факт из истории этого метода. В самом начале для инъекционного обезболивания использовался новокаин. Некоторое время спустя появились первые наблюдения, свидетельствующие о том, что у некоторых больных наблюдалось улучшение болевого состояния просто от укола инъекционной «сухой иглой» без последующего введения новокаина. Поэтому возникло сомнение о необходимости локального анестетика вообще.

Правда возникал логичный контрвопрос — почему же тогда подобного рода терапевтические реакции наблюдаются не у каждого пациента?

Ответ на этот вопрос простой и состоит из двух частей. С этого я и начну мою следующую статью: Пояснично-крестцовый отдел позвоночника.

Здоровья и всего хорошего!

Ваш интернетный доктор,

Вадим Рева

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Сообщение*

* Обязательные для заполнения поля